Валерий СТЕПКИН: книги о Донецке (27.II.2008)

Валерий Петрович Степкин – автор шести книг о Донецке: «История Донецка (1779-1991)» (Донецк, 2004), «Иллюстрированная история Юзовки-Сталино-Донецка» (Донецк, 2007) и др.

В. Верховский сначала о Донецке:

- Мы его теряем. Что угодно продается – под казино и т.д. То, что происходит в Донецке, страшнее нейтронной бомбы. Потому что при нейтронной бомбе – здания остаются. На пересечении Пушкина и Маяковского – около 200 деревьев перестало существовать.

В. Верховский о В. Степкине:

- Наш лучший краевед. Думающий, творческий. Говорит, что в краеведы идут неудачники. Неправда!..

 

Рассказ В. Степкина об основателях Донецка: Иловайских, Смоляниновых (Смолянка!), Рутченко, Путилове (Путиловка!), Басе… Словом, не Юзом единым…

- А почему в Донецке нет краеведческого общества? (Ю. Кононенко).

Вспомнили известных краеведов Донецкой области: Валерий Романько в Славянске, Владимир Коцаренко в Краматорске, Петра Гайворонского в Красноармейске…

- А почему вы не изучаете историю Донецко-Криворожской Республики?

Автор затрудняется ответить.

Обсуждение

- Очень интересно (А. Чушков).

- Благодарен, что много узнал. Подвижник. Заполнил нишу регионального патриотизма. Чтобы гордиться, нужно знать (Ю. Кононенко).

- Все так быстро уходит… А если уходит прошлое, нет настоящего (В. Филимонов).

- Лекция – прививка от беспамятства. По некоторым эпизодам вырисовывается некая картина… (В. Верховский).

- Что-то родное. В детстве – заводской гудок как явление природы… (Е. Морозова).

- Донецк – Дикое поле. Был и остался… (М. Панчехина).

- То, что рассказано, — глоток свежего воздуха. Сложившийся образ Донецка – бандиты. Понятно, почему: Донецк – не Киев, не Харьков… Самый нелюбимый миф – Донецко-Криворожская Республика… (Д. Вишняков).

Тут бы всем мирно разойтись по вечерним донецким улицам, разъехаться в тесных маршрутках, получив историческую прививку и наполнившись региональным патриотизмом…
Без сомнения, именно так всё и было бы, если бы вдруг Верховский не вздумал разрушать донецкие мифы.
Пока он демифологизировал заводской гудок, еще оставалась надежда, что все обойдется, но когда он стал знаменитые донецкие розы выдергивать (мол, Донецк никогда не был «городом миллиона роз», по данным «Зеленстроя»: 18250 роз – максимум…), тут-то все и началось…

Из объяснительной записки гражданина В.М. Верховского
начальнику городского отдела милиции

ДОКЛАД О ТЕКУЩЕМ МОМЕНТЕ

Эпиграф

Бог один, просто все народы верят в Бога под собственным ракурсом. Так, мы верим в Бога со спины, а если Бог на нас не смотрит — можно всё…
В. Верховский

Преамбула

На прошлом кораблевнике слегка запахло мракобесием. По крайней мере, три человека отчетливо слышали запах серы, исходящий от двух загадочных гостей.
Расходясь, прибитые, все друг у друга интересовались: что это было? Что за наваждение? Отвечаю: не что, а кто: это — образец донецких патриотов!

Атмосфера
Гнетущая.
Люди мутные и взвинченные, патриоты лезут на рожон. Они предрасположены к скандалу. Для чего скандал? Им нужно, чтоб хоть кто-то обратил на них внимание. В воздухе — эманация скандала. Держатся стадом. Утомляют при общении. В толпе выделяются угрюмостью, болезненным видом, оно и понятно — они действительно больны.

Михаил Жванецкий:
«У человека, вычисляющего национальность, — жизнь язвенника. Все наслаждаются, а ему того нельзя, этого нельзя…»

Подозрительным и нервным, им мерещатся заговоры. Свой город любят до изнеможения. А враги, естественно, евреи.

Из «Русских анекдотов» Вячеслава Пьецуха:
«Удивительная страна: повсюду всё как у людей, а в России, если ты национал-реалист, то обязательно неуч и до известной степени идиот! Ведь у нас кто народник с уклоном в передвижничество: кто верит в заговор сионистов, переселение душ и тринадцатое число!»

Патриотов отличает беспримерная назойливость и патологическая въедливость Они никому не интересны. Поэтому выбирают для себя поведение с таким нерусским словом: эпатаж. При первой же встрече с логикой патриоты срываются и вызывают на дуэль. Любят не женщин, а заводской гудок.

Заводской гудок
После того, как я рассказал о происхождении донецкого гудка (над Донецком — крик тонущего корабля, который никто не услышал…), меня пытались усовестить: «Как же вы можете говорить такое про гудок, — заводились патриоты, — когда в книге самого мэра Рыбака его отец вставал по этому гудку и шел на работу?»

Все посмотрели на Верховского. Верховский, вам не стыдно?

Вот такой был уровень дискуссии. Здесь сидят те, кто присутствовал, и они подтвердят. Это было? Разумеется.

Апофеоз
случился, когда странный человек психопатического склада и душевного надрыва с лысым черепом вопрошал местного краеведа Степкина: «Я живу в Кировском районе, а скажите, чем я могу здесь гордиться?!»

И как тут не вспомнить другого человека, выступавшего здесь же, в кафе «Бард» пару лет назад, Игоря Губермана:
«Гордость — чувство низкое, но весьма приятное» («ЛГ», №7— 2008 г., с. 8).

Виктор Шендерович:
«Цезарь может гордиться рабами, которые гордятся водопроводом!»

Патриоты заходились в патриотическом психозе. Они хотели гордиться Донецком, а я был костью в их патриотическом горле. И они — ни много, ни мало — на полном серьезе вызвали меня на дуэль под девизом: «Любите ли вы Донецк, как любим его мы?». Как говорится: щас!

И это ж я еще молчал, что на нашем донецком органе, на котором играл Чайковский, Чайковский не играл никогда. Я представляю, если б это я только произнес — всё, расстрел на месте, поэтому предусмотрительно молчу.

«Имидж? Репутация? Для Донецка уже не важно. Умер город. Город умер. Как почему? Его убили. Предатели, временщики. Те, для кого этот город ничего не значит…» (Из донецких разговоров с Михаэлем Кагановичем, публицистом и литератором, председателем Донецкого землячества в Израиле
2 марта 2008 г.)


Патриотизм. Ликбез для патриотов

«В послевоенные сталинские годы выдающийся дирижер Н. С. Голованов руководил Большим симфоническим оркестром Всесоюзного радио…
Когда однажды на собрании парторг оркестра заговорил о патриотизме (с этого всё начиналось), Голованов с присущей ему грубостью оборвал его словами. «Не мешайте работать». В этом оркестре царила профессиональная атмосфера…» (Наум Бродский, «Нюансы музыкальной Москвы», М., «Классика-ХХI», 2007 г., с. 96).

Патриоты. Внешний вид

Григорий Горин:
«Господа! Вы слишком серьезны! Серьезное лицо еще не признак ума. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением…»

Виктор Шендерович:
«Был так угрюм, что его перестали посещать даже мысли».

Извинения

Один из патриотов опять-таки на полном серьезе требовал, чтоб я извинился за оскорбление Донецка: «Не то дуэль». В фильме Сергея Соловьева «Асса» есть герой по имени Африка. Очевидно, мой оппонент возомневает о себе, что он Донецк.

Склока

С появлением патриотов создается неповторимая тягостная атмосфера психоза, подозрительности и вызревающей склоки. После вопроса, который был задан выступающему краеведу В. П. Степкину с нескрываемым вызовом: «А с какой это целью вы не занимаетесь историей Донецкой Республики?» — краевед Степкин бледнеет, теряется, незаметно впадает в прострацию и на всякий случай считает себя последним предателем несуществующей Донецко-Криворожской.

Хлопцы откровенно утомляют. Они назойливы. Извините, что я повторяюсь. Патриоты повторяются чаще…

Дискуссия

Самое интересное: с ними спорить — нельзя! Если они увидят, что — словесно — проигрывают, они просто подойдут и дадут в морду. Или вызовут на дуэль. А сутяжничать в судах — как говорится, им велел сам Бог…

Мифы и реальность

Мои оппоненты удивительно непоследовательны: я ломаю донецкие мифы. Это, по их мнению, плохо. Украинские националисты, напротив, свои мифы насаждают. Так и это, по мнению донецких патриотов плохо (на самом деле это не просто плохо, это ужасно). Так где же у патриотов их логика и последовательность?

В результате я так и не понял: мифы — это плохо или хорошо?

Обсуждение

Павел Белицкий пишет:

5 сентября, 2012

Я тоже не занимаюсь историей ДКР. Не потому, что не люблю Донецк (хотя столицей ДКР был Харьков, а позже — Луганск). Не потому, что эта тема излишне политизирована (причём рассуждают на эту тему в различных направлениях в основном те, кто ни капли не разбирается в истории). Потому, что мои интересы лежат немного в другом временнОм промежутке. И немного в другой тематике краеведческих исследований.

Михаил пишет:

2 мая, 2013

Привет землякам. Так получилось, что я после окончания института оказался в Николаеве. Живу здесь с 1977 года, занимаюсь немного краеведением, дружим и сотрудничаем со специалистами краеведческого музея, которому в декабре этого года исполняется 100 лет. Езжу с ними в экспедиции, нишем об этом в газетах, интернете, ставим памятные знаки в исторических местах, помогаю выпускать книги по краеведению, провожу работу со школьниками, пишем рефераты, организовываем конференции.
Родился в Иловайске. Ищу краеведов, которые занимались историей города и, особенно, родом Иловайских. Хочу установить в городе памятный знак в честь рода Иловайских. Мне нужен сподвижник и помощник-консультант. Может что еще придумаем. Буду рад любой информации.
Мой тел. 0675127569

TrackBack URL

Оставьте комментарий:

Кораблевник, 1992-2018 Creative Commons License
Для связи: ak@korablevnik.org.ru