Евгений ЯСЕНОВ: презентация книги о Донецке (12.XI.2008)

45 лет. Родился не в Донецке, в Черкасской области. Отец – врач; получил квартиру; жил на Ветке.
Журналист. Работал в изданиях, которые были передовыми.
Книга составлена из очерков, опубликованных в газете «Салон Дона и Баса».
Считает, что это «не литература», «псевдопублицистика», «слепок жизни» – и не более того.
В книге три части: 1) факты, 2) факты, в которых автор уверен на 50%, 3) байки, со ссылками на тех, кто рассказал.
Есть кое-что и помимо фактов…

Евгений Ясенов:
— Мы знаем, что такое история и как она менялась. Даже факты противоречат друг другу, а ведь это серьезная наука. Вранья нет в книге. Главное – искренность автора. Тогда неточности простятся.

- Не было моментов, когда вы этот город ненавидите? Никогда он вас не раздражал? Не хотелось уехать? (М. Климова).
— Получал несколько предложений в Киев. Отказался, в том числе и из любви к Донецку. Здесь чувствую подпитку энергетическую. Был в Париже, в Праге. Возвращаюсь – и теплеет.

- Какие шокирующие факты не вошли в книгу? (П. Сердюк).
— Понимаю, есть некоторый перебор… (Рассказывает одну историю.)

- До этой книги были еще книги?
— Нет. Были написанные, но не изданные. Написал 2 детектива и 1 фэнтези.

- А если бы наш город был достаточно благоустроен, вам так же было бы интересно о нем писать? (А.Максименко).
— Мне интересно о нем писать потому, что я здесь живу.

- Для вас Донецк – украинский город? (М. Панчехина).
— Нет, не украинский и не русский. Как и Ростов. Как Марсель. Которые выламываются из традиции.

- Донецк и Макеевка – один мегаполис или два разных? (А.Максименко).
— По сути – один город.

- Может, Донецк – это Донбасс? Где границу провести? (А. Чушков).
— По большому счету – так и есть.

- Как шел процесс работы над книгой – целенаправленно или спонтанно? (А. Куралех).
— Никаких предварительных заметок. Знакомство с чистого листа. Хотя все поселки знал — ходил по их улицам.

- Не пробовали без спутников ходить? (Арсений).
— Пробовал. По Гладковке.

- Кладбища вы осматривали? (М. Кадубина).
- Не с кем заговорить… (В. Верховский).
— Походил по трем кладбищам.

- У покойников есть склонность к философствованию?

- Не заметил.

Из обсуждения:

.- Это книга очерков. Журналистика специфического свойства (О. Измайлов).
— Впечатление от прочтения – лучше, чем от прослушивания. Советовала бы сначала прочитать свою книгу. Я не дончанка, но было интересно. Книга дает повод гордиться городом (Е. Бородавка).
— Может, уместнее здесь не слово «гордость», а «любовь». Здесь она есть (А. Куралех).
— Спасибо за возможность проникнуться духом города… (Е. Павленко).
— Это тяжелейший город, с тяжелой энергетикой, проклятое место для интеллигентных людей… (Н. Бирчакова).
— Донецк – дикий город, был и остается. К счастью, я не дончанка (М. Панчехина).
— Лучшая книга о Донецке. А врать – просто необходимо. Есть правда вымысла – ничего позорного (В. Верховский).
— Здесь говорили, что у автора хороший язык и хороший вкус. Я не обнаружил ни хорошего языка, ни вкуса. А о вкусе спорить – дело неблагодарное… Я не хотел бы жить в том городе, который вы описали (Арсений).
— Это живой портрет города (С. Шаталов).
— Неспроста мы рождаемся в каких-то городах; мне кажется, стоит там и жить. Книга ценная, дает возможность почувствовать этот город (Ярослав).

А.К.

Евгений ЯСЕНОВ

Из книги «Прогулки по Донецку» (Донецк, 2008):

Юзовские линии

В дебрях старой Юзовки можно было укрыть хоть черта, хоть революционера, хоть контрабандиста. Время идет, традиции остаются: эти древние улочки и сегодня готовы принять всех, кто не в ладах с действительностью. Вот вам легенда о молодом мотоциклисте по имени Костя. Как-то он неудачно вписался в поворот где-то в районе юзовских «линий», ударился головой об асфальт, расколол шлем и потерял память. Правда, не полностью – забыл только последние пять лет. Не помнит, откуда у него мотоцикл (о котором, кстати, мечтал всю жизнь). Абсолютно не помнит, что он – студент ДПИ. Много чего отшибло. Но при этом Костя знает, что живет на проспекте Павших коммунаров, в доме номер такой-то, квартира такая-то. Идет туда, пробует отпереть дверь. Ключи не подходят. Звонит. Открывает какая-то горилла, представляется хозяином, говорит, что вселилась четыре года назад. Там, под квартирой, Костя и двинулся рассудком. Долго он еще бродил по «линиям», пугая кошек и влюбленных. Сердобольное население, не шибко богатое, все же подкармливало его, сколько могло. Потом Костя куда-то исчез. Рассказывали, что вспомнил все и нашел родных, друзей, мотоцикл, стал большим человеком и теперь отдыхает каждый год на Кипре, в одной и той же гостинице, персонал которой любит его, как родного, хотя и побаивается беспокоить в полнолуние.
Может, Костя и, правда, вернулся на Большую Землю, но только мы с бродячим фотографом Вагановым таки заметили на «линиях» странного оборванного субъекта в потертой мотоциклетной куртке с безумным взглядом молодого Денниса Хоппера…
Отсюда начинался город. Но как-то странно он начинался: пришли на местность английские (или какие там) землемеры, проложили по степной земле прямые отрезки – строго по чертежу, без малейших отклонений. И получились юзовские «линии». Донецк стартовал, как Санкт-Петербург: с геометрически
выверенного плана. Результат, правда, иной…

Путиловский парк


Шарм Путиловки почти на 100 процентов – ее парк. Большой, неухоженный и живописный. Сюда важно прийти в подходящий момент. С этим нам повезло. Прозрачное утро, лучи солнца прибивают к земле остатки тумана. Сумасшедшей красоты золотая осень. В воздухе — абсолютное спокойствие. К тому же
пятница – магический день, когда у всех хорошее настроение.
За светской беседой мы не заметили, как углубились в заросли и потеряли из виду всякую цивилизацию. Журчание ручья и никаких ориентиров — горожанин, не понимающий лесных примет, легко потеряет голову. И черт знает, какие явления ждут его в кущах (совсем не райских). Например, периодически тут
отлавливают маньяков – слава богу, тихих, любителей пассивно наблюдать за девочками из лесного училища, выходящими по своим делам. Бывали тут сюжеты и посерьезнее. Одно из самых громких дел 50-х годов — массовый расстрел семьи некоего Коломойца. Исполнителем акции выступил затюканный солдат, природная шизофрения которого усугубилась армейской службой. Он ничего не имел против Коломойца или его родных, приехавших на своей «Победе» отдохнуть в Путиловский парк. Ему просто надо было выпустить пар и обойму – иначе не заснул бы.
Борясь с призраками прошлого, бреду вдоль ручья, помня: он обязательно проведет нас к пруду. И сработало!
Пруд в осеннем золоте – просто ожившая картина художника Поленова. Людей — почти никого: одинокий рыбак несет свою малоперспективную вахту да бегает по дамбе физкультурник с внешностью Николая Валуева. В зеркале воды отражаются разноцветные кроны деревьев. Красота! Но тут некстати я вспоминаю свое детство золотое, когда мы ходили на Путиловский ставок, убежденные, что здесь можно купаться без вреда для здоровья. Все кончилось в один ужасный летний день то ли 1975-го, то ли 1976 года. На наших глазах из глубин путиловских вод возник озабоченный ныряльщик со следами человеческого дерьма на голове. Больше мы здесь не купались.

Ромео должен умереть


Как уже сказано, межрасовые отношения на Октябрьском развиваются крайне мирно. А если и происходят обострения, то разве что в легендах, одна из которых и предлагается читателю. Однажды комсомолка, красавица, спортсменка и просто татарка полюбила юношу-цыгана – романтичного, как ветер, и пылкого, как пионерский костер. Родители были категорически против их союза. Особенно богобоязненный папа-татарин, который как-то в порыве отцовского гнева грозился убить юного цыгана и даже отлупил его оглоблей. Вспыхнуло священное пламя цыганской мести. Несколько месяцев два семейства упоенно пакостили друг другу, а татарская девушка сидела взаперти. Плакала и наотрез отказывалась отказываться от любимого. Молодой цыган грустил и чахнул. Короче, всем было плохо. Так и шло, пока однажды не решил вмешаться другой татарин, более широко смотрящий на вещи, авторитетный и уважаемый всеми местными народами. Собрал за своим столом отцов враждующих домов, выкатил грандиозную «поляну». После первой бутылки начал налаживаться невозможный
контакт. Во второй растворилась причина конфликта. Третья послужила печатью, скрепляющей брачный договор. Мораль? Она недвусмысленна: нет таких преград, которые не смогло бы преодолеть хорошее застолье!

В интернете кое-что из творчества Ясенова можно найти здесь и здесь.

Обсуждение

Суставова Елена пишет:

18 декабря, 2009

Очень интересует книга Е.Ясенова «Прогулки по Донецку».Хочу сделать подарок своим друзьям,бывшим дончанам.На сегодняшний день в продаже не нашла.Где можно купить?

Ясенов пишет:

24 декабря, 2009

К сожалению, тираж весь распродан, так что пока купить негде. В следующем году планирую издать «Прогулки по Донецку-2″. Возможен также второй тираж первых «Прогулок по Донецку»

Малеева Наталья пишет:

23 июня, 2011

Очень интересует книга Е. Ясенова «Прогулки по Донецку». Хочу сделать подарок своему мужу на день рождения. В продаже не нашла. Где можно купить?

TrackBack URL

Оставьте комментарий:

Кораблевник, 1992-2018 Creative Commons License
Для связи: ak@korablevnik.org.ru