Вячеслав ВЕРХОВСКИЙ: юбилей (27.I.2011)

27 января 2011 года в кафе «Бард» литературная общественность Донецка отметила 50-летие замечательного писателя и журналиста Вячеслава Марковича Верховского.

Юбиляра поздравляли Вадим Гефтер, Александр Кораблев, Владимир Рафеенко, Светлана Куралех, Алексей Куралех, Наталья Мягкова, Дмитрий Билый, Станислав Медовников, Елена Селезнева, Елена Морозова, Элина Свенцицкая, Майя Климова, Светлана Заготова, Сергей Шаталов, Елена Тараненко, Анатолий Наумов, Дмитрий и Алена Макарчуки, Евгений Мокин.

Среди приглашенных и присутствующих были замечены Ирина Черниченко, Станислав Кочетков, Маргарита Кадубина, Маша Хаткина, Екатерина Сокрута, Мария Панчехина, Александр Чушков, Артем Перлик, Ирина Молочко, Сергей Сычев, Елена Кораблева и др.

Музыкальное сопровождение – Елена Селезнева.

Александр Кораблев (заметив, что о В. Верховском мало пишут, решил восполнить этот пробел и написать о нем диссертацию):

ТВОРЧЕСТВО ВЯЧЕСЛАВА ВЕРХОВСКОГО

В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ, УКРАИНСКОЙ, ЕВРЕЙСКОЙ

И, ЧЕГО УЖ ТАМ, МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Диссертация

Актуальность. Куда уж актуальнее…

История вопроса. Практически никакой.

Предмет исследования. Весомый. Весьма.

§1. Жизнь классика.

Жизнь классика проходила между терриконов и заводских труб, под звуки шансона и перестрелки бандитских разборок.

§2. Образование.

После окончания школы, предчувствуя великую миссию, будущий классик поступает в МИСИ, где, как ему казалось, готовят миссионеров.И только к концу 5 курса он наконец понял, что это строительный институт, и даже не Московский, а Макеевский.

§3. Работа.

Различные учреждения, принимавшие пытливого юношу на работу, вскоре закрывались, разорялись, а бывало, и взрывались.Уцелели только те, которые послали его от себя подальше (например, синагога) или не подпускали к себе ближе, чем на тысячу километров (например, одесский журнал «Фонтан» или московский «Кукумбер»).

§4. Творчество.

Творческие способности литератора В. Верховского обусловлены отсутствием таковых.

Во-первых, отсутствие трудолюбия и прогрессирующая лень выразились в том, что он стал писать короткие рассказы, а потом и вовсе перешел на отдельные фразы и так называемые афоризмы.

Во-вторых, отсутствие воображения привело к тому, что он пишет только о том, что видит вокруг, даже если видит плохо и не то, что надо.

В-третьих, отсутствие скромности проявилось в том, что он пишет только о себе, начиная с момента, когда появился на свет, и до настоящего момента.

В-четвертых, отсутствие головы, способной фильтровать то, что в нее входит, явилось причиной того, что ничему, что говорит и пишет В. Верховский, верить совершенно невозможно.

§5. Книги.

Первую свою книгу В. Верховский, подражая великим, сжег. Нет сомнений, что та же участь постигнет и его вторую книгу. Мания величия в соединении с пироманией – страшно подумать, что пациент с таким диагнозом находится среди нас.

§6. Слава.

Вячеслав Верховский зовет себя не иначе, как Слава.Так же зовут его друзья, которых у него столько же, сколько и читателей.

И она пришла, слава, на этот зов.Не шумная, не ослепительная, не денежная. Тихая, незаметная, достойная.

Слава – это когда Михаил Жванецкий называет его лучшим.

Слава – это когда Михаил Задорнов тырит его шутки.

Слава – это когда Михаил Векслер пьет за его счет…

=============================

Светлана Куралех:

ЗОЛОТОМУ СЛАВИКУ ВЕРХОВСКОМУ

Тебя писала на коленке

И на кулисах, и на стенке,

Мечтала ночью в потолок,

Чтоб обломился слов поток.

Восторг мучений славоблудных,

Смешался с классикою вдруг.

Ты, Слава, сын ошибок трудных!

Ты, Слава, парадоксов друг!

Цитат верховских заваруха

Для гения была бы честь.

Не сомневайся, друг Славуха,

А может, ты такой и есть?

Ведь был ты вундеркиндом шустрым,

Я не берусь тебя учить,

От «Кама-сутры» «Заратустру»

Теперь ты можешь отличить.

Твои блистательные тропы

То с калачом, то с кирпичом,

То сколько нянек у циклопа,

То что в Одессе и почем.

Ах, я краду твои цитаты,

Я хамка, но душой чиста.

Мои стихи витиеваты –

Куда мне до тебя, куда?

Шепчу: «Мадам, куда вы прете?»

Но все кроплю, кроплю, кроплю…

Ах, Слава, если ты не против,

То, Слава, я тебя люблю.

С моим азартом торопливым

Хромает стих, как ни крути.

Слав, если хочешь быть счастливым,

Так будь. Счастливого пути!

=====================

Станислав Медовников:

ВЯЧЕСЛАВ ВЕРХОВСКИЙ КАК ЗЕРКАЛО НАШИХ ДУШ

Верховский зашел к уроду с той стороны,

с которой к нему еще никто не заходил.

Даже Жванецкий.

Вячеслав Верховский – вслух говорящий писатель, что гораздо привлекательней, чем молча пишущий графоман.

Уходя в себя, он оказывается среди нас, и, говоря о себе, он говорит только о нас.

Верховский появляется так внезапно, как только мы его и не ждали. Но если мы его не ждем, он все равно возникает.

Из своего полного несобрания сочинений он напечатал столько, что можно унести в одной охапке, зато далеко и надолго.

Ходжа Насреддин ездил на осле верхом. Верховский – не ездит на ослах, он на них выезжает.

Юлий Цезарь, как известно, пришел, увидел, победил. Наш юбиляр проделал то же самое, но еще он и наследил, очень живописно и лихо.Мы все идем по его следам и дорожим его наследием.

Что у Верховского на языке, то у нас в сердцах.

Верховский идет тем путем, по которому не ходят чужие и посторонние, и все другие, кто не обладает верховской походкой.

Верховский громоздит свои миры на кончике иглы, и в этих мирах и пирах остроумия юмор, сарказм, лирика и ирония составляют ту четверку лошадей, которыми правит Аполлон.

Если б Верховского даже не было, его бы стоило придумать. Но выдумать лучше, чем он есть, никто уже не может.

Пусть он остается с нами, а мы готовы слушать его 1001 байку, как в детстве, без сна и обеда.

Приложение №1, и оно же последнее:

Гроссмейстер точечных мгновений

И мастер ярких эскапад,

Верховский – наш домашний гений,

В горсти несущий свой парад.

Когда душа совсем устанет

От книг, докладов и гостей,

Верховский, как веселый странник,

Придет к нам с кучей новостей.

==================

Светлана Заготова (вручая юбиляру пиршественный кубок):

Не все то радость, что отрава,

Не все то тишь, что благодать,

Но верю я: ты сможешь, Слава,

Из кубка славу распивать.

==========================

Евгений Мокин:

ВЕРХОВСКОМУ

Поиск людей – не по лицам поиск

Не на ощупь – ходи,роняй

Радости свои, горести –

Гвоздиком под трамвай.

Плющет небо тебя, как маленького

Камешек в рот – молчи!

Ходят имени улиц дяденьки

Бронзовые почти.

 ===================

Владимир Авцен:


Я И ВЯЧЕСЛАВ ВЕРХОВСКИЙ

А вдруг?

Не без страха открываю книгу Верховского «Я и Софи Лорен».  Вдруг, то, что я только что придумал, он уже написал?!

Прокрустовый Славик

Вот все говорят, Верховский ужасный снаружи, но добрый внутри.  Я тоже так считал. Пока…

Вознамерился я дать подборку из Верховского  в германский русскоязычный журнал. Попросил его мне её прислать. А он: «Я тебе доверяю. Бери из моей книги, что хошь»

А книга, уронишь на ногу, – перелом. А в  журнале под юмор – страничка. А тексты у Славика — один другого  лучше. Делаю подборку – получается много. Сокращаю — жалко! Снова втискиваю. Не лезет. Укорачиваю. Жалко!! Как сумасшедший целую неделю:  ставлю — не лезет – укорачиваю – жалко!!!

Мука смертная…  Кто при мне заикнётся о доброте Верховского – убью!

Как я перестал шутить

Славик, ища у меня сочувствия и совета:

- Я так волнуюсь, так волнуюсь… Иду выступать, а что говорить — не знаю…

Я:

- А ты не говори. Просто выступи.

Верховский одобрительно:

- Ой, Володя, за тобой надо записывать!

С тех пор я не шучу. При нём. Боюсь, запишет…

Развенчание мифа, или не помири я Хаткину с Верховским…

Не верьте биографам, ни одному их слову! Что они могут знать, спустя столетия, если даже у современников – сплошные мифы. Один из них — благодаря кому Наташа Хаткина стала сотрудником одесского юмористического журнала «Фонтан»

90-е годы.

Заглядываю я как-то в библиотеку синагоги и застаю подавленного, нет, раздавленного Верховского.  Славик мне, чуть не плача:

- Я пропал,  я пропал… Она не простит… Не простит… Ни за что!

Я испуганно:

- Славик, что стряслось?

И этот плачущий беспартийный большевик рассказывает мне, что его дернул, не скажет кто, за язык пошутить по поводу выступления Наташи Хаткиной на недавнем литературном вечере. Ну, тот самый случай, когда ради красного словца… Только тут Славик не пожалел не отца, а самого себя. Ибо, съязвил он не где-нибудь в кулуарах или у себя на кухне, а выдал свою остроту, самоубийца, прямо на том вечере и не просто кому-нибудь, а самой Натали…

– Не стану врать, Славичек, ты попал. Наташа и меньшего не прощает. Но у меня с ней сейчас (после почти 20-летнего необщения!) прекрасные отношения. Постараюсь вас помирить. Прекрати меня целовать, Славик, — могут не так понять…

Сказано – сделано! При первой же встрече с Наташей завожу разговор о том, как глубоко несчастлив и как искренне раскаивается Верховский.  Ответ Наташи цитировать не буду. Несколько раз повторил (всё более и более робкие) попытки. Реакция та же.

Очередной вечер Хаткиной в Донецком Доме работников культуры. Успех, аплодисменты, всякие хорошие, а главное, заслуженные слова в её адрес. По окончании в фойе друзья и поклонники таланта спешат поздравить и чмокнуть в щёчку. Я – туда же. И по пути натыкаюсь на Верховского. Он стоит под стеночкой, ссутулясь, руки за спиной на манер заключённого.  Вид несчастного Славика непереносим. Притормаживаю.

- Что ты такой?

- Да вот, — извлекаетиз-за спины огромный букет, — хочу поздравить, но боюсь.

- А может?..

- Нет, ни за что! Пошлёт…

- Ладно, давай букет, скажу — от тебя.

Беру цветы — и к Наташе. Поздравляю, прикладываюсь к щёчке, вручаю…

- Ой, Вовка, прямо букетище!

- Он не мой – Славика.

- Славика?! Это не ко мне!

Шаг в сторону – и цветы демонстративно летят в мусорную урну.

- Володечка, — ледяным тоном говорит Хаткина, —  чтоб я это имя от тебя больше не слышала. Всё!

Прошло время.  Я по каким-то делам у Наташи дома.

- Прости, — вздыхает, — кроме чая — ничего.  Сижу в полной жопе, а по закону подлости в Москве лежат мои кровно заработанные, довольно приличные деньги. Они мне сейчас – позарез. Переслать не могут из-за разности валют, переться туда — ни времени, ни сил, ни опять же денег…

- Я знаю человека, который завтра едет в Москву и с удовольствием их привезёт, но ты ж мне запретила…

- Славик?! – вскидывается Наташа.

- Он…   

С минуту я наблюдаю отразившуюся на её лице нешуточную внутреннюю борьбу.

- Ну, хорошо, — сказала. — Если он привезёт мне деньги, может быть, я его и прощу…

Наташа позвонила, Славик привёз, был прощён, более того, стал для Наташи одним из самых близких и нежных друзей.

Однажды они в центре Донецка лицом к лицу столкнулись с Валерием Хаитом, редактором журнала «Фонтан». Славик его с Наташей  познакомил, и вскоре талантливаяво всём Хаткина стала не только постоянным автором журнала, но и его сотрудником.

С тех пор Валерий Хаит по праву считает, что честь приглашения в «Фонтан» Хаткиной принадлежит ему.

Вячеслав Верховский справедливо полагает, что не познакомь он Хаткину с Хаитом, Наташа не украсила бы собой этот и без того замечательный журнал.

Но  мы-то с вами, господа биографы, понимаем, что не помири я Хаткину с Верховским…

Сон

Приснилось, что Славик читает мне свои новые афоризмы. Проснулся в слезах – от зависти…

Так я понял…

Верховский написал про меня рассказ. Смешной до колик. Так я понял, что и во всех других его рассказах — ни слова правды!

 

 

ХОРОШИЙ МАЛЬЧИШКА ВЕРХОВСКИЙ

 

Не верьте предсказаниям: Богу самому интересно, чем всё это кончится.

Как часто свет в конце тоннеля – это озарение, что нам туда не надо.

Это ложь, мы Родину не покидали – мы просто отбежали на безопасное расстояние.

  Весь ужас в том, что он ещё не весь.

                                                           Вячеслав Верховский. «Клочья»

Вдоль  старых коробок стандартных

Каштан украинский цветёт.

Хороший мальчишка Верховский

В шахтёрской столице живёт.

 

Он пишет смешные рассказы,

Он острые пишет статьи,

Его гениальные фразы

Бессмертные, как ни крути!

 

За этот базар отвечаю,

Я вам не соврал ни на грош:

Хороший мальчишка Верховский.

Да так ли он вправду хорош?

 

Спросите об этом Авцена,

Что в дальней Германьи живёт.

Он с именем этим ложится,

Он с именем этим встаёт.

 

И даже, о ужас, и ночью,

В его сновидения прут

Верховские мощные «Клочья» -

И в клочья покой и уют!

 

Недаром его помещая

В известный германский журнал,

«Хороший мальчишка Верховский!»

В отчаянье он написал.

                                                                                       25.06.2012

TrackBack URL

Оставьте комментарий:

Кораблевник, 1992-2019 Creative Commons License
Для связи: ak@korablevnik.org.ru